Вс, 13.06.2021, 14:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Информация | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Пресса [4]
Статьи о спелеологии и иркутском клубе спелеологов "Арабика", в газетах и журналах.
Наука [4]
Научные статьи связанные с пещерной тематикой.
Поиск
Ссылки
  • Красноярская спелеология
  • Комиссия спелеологии и карстоведения РГО
  • Сайт УСА
  • Спелеология — Википедия
  • Архив Cavers Mailing List
  • Израильская спелеология
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Информация » Литература » Пресса

    Тайны подземелья открывали в Ботовской пещере региональные спелеологи

      Недавно иркутской общественности представилась возможность узнать об исследователях природных подземелий — спелеологах: в массовый прокат вышел фильм «Санктум» (реж. Алистер Грирсон — ВФ). Все, как и полагается: герои и злодеи, тяжести и лишения, борьба со стихией не на жизнь, а на смерть. Плюс — мысли героев вслух о том, что вообще привело их в пещеры. Так и познавали в городских кинотеатрах в течение двух последних недель февраля обыватели подземный мир.

      Как ни странно, в это же время этим же самым занимались вполне реальные исследователи подземных пространств — спелеологи иркутского клуба «Арабика» организовали экспедицию в Ботовскую пещеру (Жигаловский район — ВФ). Одиннадцать человек, которые в реальной жизни также посещают кинотеатры, ходят каждый день на работу, а вечером — возвращаются домой, где их ждут родные, отправились на две недели в неподходящее в общепринятом понимании для отпуска место.

    За туманом

      Как правило, люди о существовании пещер, расположенных в окрестностях их населенных пунктов, знают, но вот особого интереса к ним не проявляют. Посещения ими таких мест, если и случаются, то сводятся к экскурсиям. О чем потом свидетельствуют надписи на скальниках, бутылки и прочий мусор у входа и в самих пещерах — до того места, пока можно добраться без специальной подготовки и без спелеологического снаряжения.

      Наверное, Ботовскую пещеру от разорительных посещений «туристов» спасает ее месторасположение — дорога весьма условная, больше напоминает препятствие, а не вспомогательный элемент для передвижения автомобиля. И если еще от Жигалово едешь несколько часов по более-менее сносному участку, то дальше приходится добираться зимником по реке Лене. А потом — более двух часов по лесу, где неподготовленные автомобили вязнут в снегу, не проехав и двух метров. Однако нам повезло — ухабистую дорогу преодолеваем на УРАЛе-«вахтовке». Будка его почти до самого верха заполнена вещами, продуктами и необходимым для работы оборудованием. Оставшееся в будке пространство под самым потолком — в нашем распоряжении. Так мы и едем, а чаще — еще и летаем до потолка, по мере того как машина натыкается на ямы.

      Небольшое село Коношаново — ближайший населенный пункт от пещеры. Тут мы и делаем остановку. Местные жители здесь не из пугливых, видеть им приходилось всякое. Поэтому существо в мокром комбинезоне, обвешанное кусками грязи и испускающее свет из головы, коношановцы точно признают: это не представитель внеземной цивилизации, а спелеолог, вылезающий из пещеры. Более того, спелеологов здесь не просто знают, но даже ждут и любят.

      — Ну что, приехали, фанатики! — громко смеется Екатерина, встречая на улице возле своего дома гостей, выпрыгивающих одного за другим из «вахтовки». У нее-то и останавливаются во время своих ежегодных экспедиций исследователи. Работает Екатерина продавцом в магазине — единственном на селе. Продукты первой необходимости — мука, крупы — завозятся в Коношаново по зимнику, пока есть такая возможность. Причем сразу же в больших количествах — закупают их коношановцы впрок на год вперед.

      Таковы особенности проживания в малых населенных пунктах. Выполнение некоторых заказов от сельчан, которым не всегда удается вырваться на «большую землю» и приобрести для себя нужные вещи, берут на себя участники экспедиции приезжая с «большой земли». В этот раз для Екатерины из Иркутска спелеологи привезли генератор — без него не получить электричество в отдаленном населенном пункте. Кроме того, из Жигалово была вместе со спелеологами отправлена большая машина — с годовым запасом продуктов для работников метеостанции, расположенной в этих краях.

    Терпи бурундук, медведем станешь!

      База, где останавливаются иркутяне в лесу, — два маленьких зимовья и баня на берегу речки Бота. Постройки завалены снегом — проваливаешься почти по колено, поэтому без валенок на поверхности не обойтись.

      Однако большую часть времени нам предстояло провести как раз не на поверхности, а под землей. А там уже — совсем другой дресс-код. Ежедневная форма для всех спелеологов — каска с мощным фонарем, не промокающий до поры до времени комбинезон, резиновые сапоги и прорезиненные перчатки.

      Руководитель экспедиции Александр Осинцев поделил всю группу на двойки — именно так, по двое, традиционно исследуют Ботовскую пещеру и ведут топографическую съемку спелеологи. Один из членов двойки, руководитель, носит гордое звание «медведь», другой ее представитель — «бурундук». Опять же, старая традиция, которая появилась еще с начала 90-ых, когда в Ботовскую только начали ездить «арабиканцы». Что характерно, толкований у такой традиции масса. То ли в шутку, то ли всерьез некоторые представители нового поколения спелеологов уверяли, что в самой пещере часто попадаются скелеты этих животных, отсюда и традиция. Лично мне на них наткнуться за все время проживания под землей так и не удалось, поэтому поверить пришлось на слово.

      Жить под землей предстояло семь дней. «Это у нас самая долгая подземка. Раньше мы ходили максимум пять дней», — отметил Александр Осинцев. Впрочем, большая часть членов команды приезжает сюда уже не в первый раз, и подземка для них эта не первая, так что волноваться им не приходится.

      Спелеологи-медведи выполняют интеллектуальную миссию — зарисовывают ходы, измеряют с помощью компаса направления разветвляющихся лабиринтов и выстраивают затем ветку пещеры, которую исследовали.

      На долю корреспондента ВФ труд выпал более примитивный: «бурундуку» приходится «нырять» в узкие лазейки, вести разведку темных ходов, в которые подчас не пролезет крупный зверь. В общем, еще не погрузившись в темные своды Ботовской, мелкие звери пытались устроить бунт и доказать, что тоже способны на интеллектуальный труд. Однако участь наша уже была предрешена.

      Первый день — день заброски до подземных баз (у каждой двойки она своя и находится в разных частях пещеры) — оказался самым тяжелым. А потому и самым незабываемым. Ползти между узких стен и низких потолков, не имея возможности не только выпрямиться в полный рост, но зачастую даже просто встать на корточки в небольших разветвленных лабиринтах — именно так выглядит самая протяженная в стране пещера изнутри. Рассказами этими бывалые спелеологи пугали, но, что это такое на самом деле, оказывается, я до конца не представляла. Пока не нырнула в лабиринт сама.

      Пещерная натечка, сталактиты и сталагмиты — поразительных, почти сказочных форм, размеров и оттенков — на второй час мучительного передвижения (то на правом, то на левом боку, то вперед головой, то, наоборот, ногами) — эти красоты уже не удивляют. Еще часа два спустя они уже, признаюсь, начинали раздражать. «И это все потому, что у кого-то слишком узкие двери!» — начинаю разговаривать сама с собой, застряв на очередном узком повороте и зацепившись комбинезоном за сталактит.

      Сложность заключалась еще и в том, что каждому участнику подземной экспедиции  до своей базы предстояло доставить транспортный мешок, а то и два — с необходимыми для работы и жизни в таких условиях вещами. К часу ночи по наземному времени наша двойка измотанных и голодных спелеологов, замурованных в глиняные панцири от касок до подошвы резиновых сапог, все-таки прибыла на свою базу «Рыбка». Поели, упали, уснули — таким был дальнейший сценарий ускоренной киносъемки. Однако ночью развернулся уже другой сценарий фильма — мерзну, плачу. Оказалось, так проходит период адаптации моего организма, еще никогда не сталкивавшегося с подобным варварством.

    Где не ступала нога спелеолога

      Зато последующие дни в Ботах оказались намного легче и веселее. Передвигались по пещере мы налегке — носить с собой мне приходилось только рулетку, чтобы измерять необследованные ранее коридоры, и перекус на обед — орехи, сухофрукты, шоколадные конфеты. Стимулировал и давал повод для оптимизма во время всей нашей работы некий дух конкуренции: хотелось догнать и перегнать остальные двойки по километражу, открыть, замерить как можно больше новых ходов. Помогало безудержное желание найти за очередным поворотом или завалом новые пещерные галереи с высокими сводами, где можно выпрямиться в полный рост и неспешно прогуляться по ним. Ну, так, как ходят по бульвару в солнечную погоду. И самое главное — по такому-то пещерному бульвару ведь не ступала еще нога другого человека. Вернее, другого спелеолога.

      В последний день экспедиции такая возможность представилась. Проводя топосъемку более-менее изученной части пещеры, наткнулись мы на небольшой лаз, в котором можно было разглядеть довольно высокие по здешним меркам потолки и длинный коридор. Однако после нескольких бессмысленных попыток пробраться в него охватила досада — такая же, наверное, какая охватила и Алису, видевшую через маленькую дверцу в Страну чудес сады и карточных человечков. Работа у нашей двойки закипела: я пытаюсь очистить ход от намытой за сотни лет глины, а напарник Алексей Трегубов пытался расширить каменный проем с помощью кувалды.

      Спустя несколько часов корреспонденту-«бурундуку», так долго мечтавшему о неизведанных землях, прорваться удалось. Задыхаясь от неописуемого счастья и усталости, бегу по коридору, где глиняный пол еще не изрыт и не истоптан ногами. Трудились над его созданием доселе только пещерные воды.

      — Там такое! Коридор идет — прямо-прямо. Я не добежала даже до его конца. Иду по нему боком, но зато в полный рост. Отворот один направо, там пролазишь на животе, потом встаешь… — начинаю скороговоркой кричать через проем, в который мой напарник-медведь пока пролезть не может и только подсвечивает оттуда фонарем.

      — Чем заканчивается коридор? А что налево? А прямо? — требует подробностей и деталей мой более сдержанный напарник-«медведь».

     Но счастье первооткрывателя напрочь стерло мою возможность фиксировать в памяти то, что только что увидела. Пришлось сознаться:

      — А… а… а дальше я уже не помню, может, еще раз пробежаться?

      — Нет, хватит, роем дальше ход.

      Позже, проникнув в лабиринт, «медведь» ведет детальный осмотр. И тут же выясняется, что поговорку «У страха глаза велики» можно расширить и дополнить новым смыслом.

      Перспективы же, которые мерещились бурундуку, чуть скромнее. «Да, вот в этом месте еще можно покопаться, порыть. Только это очень большой объем работы, уже точно не успеем», — заключил Алексей.

      Видимо, это будет уже совсем другая история, и другая экспедиция.

    В контексте

    Ботовская пещера находится в 90 км от поселка Жигалово, вниз по течению реки Лены. История исследования ее началась в 1946 г., когда геологи Ленской партии, проводившие в этом районе работы по поиску медистых песчаников, наткнулись на вход в пещеру. В 1985 году работой занялась Иркутская городская секция спелеологов. С начала 90-ых — к работе по картографированию подключился иркутский спелеоклуб «Арабика». Сейчас пещера — самая протяженная в стране. В 2011 году прошла 23-я по счету экспедиция.




    Источник: http://Восточный Формат 1-7 марта 2011
    Категория: Пресса | Добавил: Arabika (27.04.2011) | Автор: Анна Павлова
    Просмотров: 1521 | Теги: экспедиция, пещера, ботовская, арабика | Рейтинг: 5.0/2
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Сделать бесплатный сайт с uCozCopyright Arabika © 2021