Ср, 26.06.2019, 10:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Информация | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
2014 [2]
Экспедиции клуба "Арабика" в 2014 году
2013 [1]
2011 [4]
2010 [4]
2009 [1]
2008 [0]
2007 [3]
2006 [0]
2005 [0]
2004 [0]
2003 [0]
2002 [0]
2001 [0]
2000 [0]
1999 [2]
1998 [0]
1997 [0]
1996 [0]
1995 [0]
1994 [0]
1993 [0]
1992 [1]
1991 [0]
1990 [1]
1989 [2]
Поиск
Ссылки
  • Красноярская спелеология
  • Комиссия спелеологии и карстоведения РГО
  • Сайт УСА
  • Спелеология — Википедия
  • Архив Cavers Mailing List
  • Израильская спелеология
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Информация » История » 2009

    п. Хрустальная 28 – 29 марта 2009 г.
    История открытия:
    очерк выезда 28 – 29 марта 2009 г.

    Отряд:

    Осинцев А. – руководитель
    Левашев С.
    Сокольников Д.
    Базарова Е. – завхоз
    Гизатуллина М.

    В последних числах марта состоялся двухдневный выезд в пещеру Холодная, которая находится неподалеку от с. Большое Голоустное. В задачи выезда входили разбор завала в конце пещеры и поисковка в окрестностях.

    ***
    ..Добравшись до места ночевки и пообедав, мы оставили машину на льду Байкала и двинулись вверх по распадку. Было холодно, ветер гнал низкие тучи, время от времени закрывавшие лес на водоразделе, пробрасывал снежок.
    Возле пещеры наш отряд разделился – Александр Владимирович, Сергей и Маша пошли разбирать завал, а мы с Димой - в поисковку.
    Мы плетемся вверх по горе. По-прежнему ветрено, солнце то появляется, то пропадает, по распадкам ползет туман. Я никогда не видела зимой такого густого тумана.
    Когда мы вышли на водораздел, то оказались выше низких облаков, и над головой посветлело. Остановившись на обрыве, мы полюбовались на падь внизу. Известняковые скалы были словно изъедены – типичный карстовый рельеф, подобное можно видеть на Кавказе.
    Мы решили, что пройдем еще немного по гребню и повернем обратно. Пока что мы ничего не нашли, кроме щелей в скалах с явными выходами теплого воздуха. Если под ногами у нас и была пещерная система, то попасть в нее не представлялось возможным.
    -..Ладно, давай назад. Ты иди понизу, а я пойду выше, - говорит Дима. Я киваю и начинаю спускаться по склону. Здесь северная сторона распадка, лежит глубокий мокрый снег, я проваливаюсь по колено.
    Я шагаю и гадаю, как там дела в Холодной. Может быть, они уже раздолбили узость. Что там, за ней? Такой же меандр или объем?
    Удивительная пещера – Холодная. Один коридор, никаких развилок, никаких отворотов, на дне окатанные камешки, глина, кости, явно принесенные рекой – но откуда, где начало? На входе – грот, по стене стекает вода, капает с потолка, зимой там были красивые ледяные сталагмиты. Летучих мышей в пещере было штук пять или шесть, они висели на стенах – маленькие, с темными бархатистыми спинками… До нынешнего выезда я была в Холодной только один раз.
    ..Ниже по склону замечаю какой-то провал. Он так велик, что я начинаю сомневаться, та ли это воронка, в которой охотник хранил мясо. Это в самом деле провал – метров восемь в глубину, широкий, с одной стороны стенки почти отвесны, внизу виден лед и какие-то темные дыры.
    Я начинаю кружить в снегу по периметру воронки, ищу какой-нибудь путь вниз, но везде очень круто, вниз еще ладно бы, а как потом наверх… В конце концов решаю для начала показать находку Диме.
    Приходит Дима, и находка его восхищает. Он долго ходит вокруг, снимает на камеру провал и окрестный пейзаж, кидает вниз снежки и уверяет, что внизу наверняка что-то есть.
    -Хорошо бы там оказалась пещерка хотя бы метров в пять, - осторожно говорю я.
    -Думаю, там намного больше, чем пять метров!..
    Потом мы спускаемся, аккуратно скатываясь по наиболее пологому участку откоса. Дно воронки закрыто ледяной пробкой, в лед вмерзли камни и стволы упавших деревьев.
    В трех местах лед протаял, мы кидаем камни в дыры и приходим в восторг – там, внизу, колодец метров пятнадцать! Это в самом деле пещера, мы нашли новую пещеру!
    ..Мы выбираемся наверх, стараясь двигаться еще более осторожно, чем на спуске, потому что по ледяной катушке можно легко угодить прямиком в этот колодец, находящийся под пробкой, и не перестаем обсуждать свою находку. Вернее, по большей части говорю я; Дима, хоть и рад, но в общем-то спокоен, моя лихорадка ему не передалась.
    -..Да, вот ради таких минут стоило три года быть в «Арабике»!.. Слушай, а может, прямо сейчас сходим за веревкой и спустимся? Еще не очень поздно.
    -Нет, это завтра. Ну, почему не взяли СРТ-набор?.. Предлагал же я ему: «Давайте хоть один возьмем»…
    -Да ладно, и так сойдет, хорошо хоть веревка есть. Давай пока придумаем название…
    Мы думаем всю обратную дорогу…
    -Может, лучше назовем ее «Туманная»? Это будет означать, что, когда мы ее искали, был туман. Очень красивое название…
    Диме не нравится, и мы, постояв на водоразделе и снова посмотрев на противоположный склон, идем дальше к Холодной.
    ..Разумеется, старшие товарищи не сразу поверили нам, долго смеялись. У них дела продвигались плохо. Меандр по прежнему продолжался узостью, и конца ей пока не предвиделось. Маша проползла пару метров, увидела поворот и все такое же заужение. Я даже не полезла смотреть, Холодная меня уже мало интересовала, хотелось поскорее спуститься в лагерь, переночевать, а завтра идти смотреть наш колодец.
    В темноте мы пришли в лагерь, около полуночи легли спать. Сергей и я ночевали в машине, там оказалось столько свободного места, что можно было бы положить еще двух человек, из-за этого было холодно.

    Под утро холод меня доконал, пришлось встать раньше всех. Жизнь наладилась только после того, как я развела костер с пламенем выше головы и сварила себе чая.
    Над белым полем замерзшего Байкала медленно поднималось солнце, кругом было красиво, как в прошлом году в Забайкалье. Там была серебряная степь, и здесь тоже крупные кристаллы изморози висели на деревьях, на сухой траве, на транспортнике с продуктами.
    После завтрака неожиданно выяснилось, что у нас все же есть СРТ-набор – его по-ошибке взяла Маша. Это была радостная новость, хотя за ночь я и успела вспомнить два схватывающих узла, способ использования двух карабинов вместо грудного зажима и возможности спуска по веревке без спусковых устройств.
    Сборы, как обычно, затягивались. Александр Владимирович и Сергей были по-прежнему настроены скептически – а может, не хотели спугнуть удачу.
    Мы пришли к пещере и первым делом повесили веревку для спуска в воронку. Сергей спустился и принялся переодеваться прямо в воронке. Провал всех впечатлил, нам с Димой наконец-то поверили, и теперь стоял вопрос: как делать навеску. Это решили просто – вырубили бревно подходящей длины, сбросили вниз и заклинили между стенкой и камнем над ледяной катушкой, ведущей в колодец. Одну веревку привязали к этому бревну, второй на всякий случай решили страховать.
    Руководитель разрешает мне спуститься первой; Сергей завязывает узел на конце второй веревки и пристегивает к моему страховочному усу, я встегиваю решетку и по ледопаду начинаю скатываться вниз, Сергей выдает страховку.
    Вряд ли стоит описывать чувства – тот, кто когда-то участвовал в первопрохождении, и так поймет… А главная мысль у меня была та же, что и вчера: «Ради таких минут стоило ждать три года!..».
    Наверное, это и правда были самые счастливые минуты, которые выпали мне за все то время, которое я провела в нашем спелеоклубе. Удивляло меня то, что Дима не стал выражать желания пойти первым – я бы уступила, ведь мы вдвоем нашли эту воронку. Но он всегда говорил, что для него в клубе главное – хорошая компания, а не пещеры; при этом он – хороший спелеолог, знающий и умеющий больше, чем я. Он, конечно, незаурядный человек.
    До дна колодца веревки не хватает. Я качаюсь метрах в трех над полом, нагруженная веревка лежит на ледопаде, который хрустальной стеной спускается до самого дна, с тихим звоном ломаются и падают мелкие тоненькие сосульки. За спиной у меня противоположная стенка из желтоватого выщербленного известняка, у подножья этой стены заметно необычное явление – лед странно вспучен и растрескан, словно под ним разорвалась бомба… Качнувшись, я заглядываю за ледопад – кажется, пещера продолжается дальше в горизонтальном направлении, и то, что подо мной – на самом деле ее дно.
    Сверху окликают, спрашивают, я пересказываю все, что вижу, следует приказ: «Вылезай», и я поднимаюсь, поздно сообразив, что можно было попросить сбросить мне страховочную веревку, подвязать ее к основной и продолжить спуск… На этом мое первопрохождение закончилось, и началось первопрохождение Александра Владимировича.
    Спустившись по связанным веревкам, он прошел за ледопад до конца пещеры. Она оказалась небольшой и была похожа на расселину, пересекшую склон. Пожалуй, по морфологии она была сходна с Холодной, только более разработана.
    За ним в пещеру сошли мы все, кроме Димы.
    ..Обогнув хрустальную стену ледопада, мы с Машей идем по широкому меандру. Потолок высоко, и в нем светятся отверстия – те самые дыры, протаявшие в ледяной пробке на дне воронки. Сверху спускаются ледяные сталактиты, лед виден на стенах, на полу растут прозрачные колонны. Пол весь покрыт льдом, и на нем лежит тонкий слой вытаявшей золотистой пыли – остатков размытого известняка. Золотистый слой прерывается только в тех местах, где видны отпечатки сапог руководителя. Вот и конец пещеры. Метрах в двух над ледяным полом видно отверстие, Маша залезает туда и сообщает, что за узостью есть маленький объем, из него расходятся три щели, но они совсем узкие. Больше здесь, внизу, идти некуда…
    Мы возвращаемся под ледопад и долго рассматриваем вспученный лед. Дима сверху спускает топор, и Сергей пытается прорубить эту пробку, но лед толстый. Потом, уже на поверхности, мы поразмыслили и пришли к выводу, что, скорее всего, там внизу что-то вроде каменной чаши, и замерзшая в ней вода вспучилась от недостатка объема, как вспучивается лед в бочке.
    Мы выходим из пещеры. В стене воронки над ледяной пробкой виден еще один заход, Александр Владимирович пробирается туда и говорит, что там меандр, не похожий на то, что мы видели внизу – отдельная пещера… У нас мало времени, почти нет снаряжения, нет даже топонабора, и больше нам здесь делать нечего. Мы отправляемся в лагерь.
    За обедом мы долго думали, как назвать пещеру. Была у меня мысль назвать ее «Геолог и буровик», товарищи сразу сократили это до просто «Геобур», Сергей переделал на «Бурогел» - смеху было много, а ничего толкового никто не предложил, кроме Маши, которая сказала было «Хрустальная», но ее никто не услышал. Только на обратном пути, уже на подъезде к городу, Александр Владимирович предложил «Хрустальный колодец». В конце концов сошлись на «Хрустальной».
    По-моему, это хорошее название, потому что пещера очень красива. Огромный ледопад; покрытый золотым налетом ровный лед на дне; прозрачные натеки на стенах; громадные люстры-сталактиты, свисающие с потолка…
    Жаль, конечно, если Хрустальная не пойдет дальше. Мне кажется, продолжение должно быть там, ниже, подо льдом. Скорее всего, там завал, который задерживает воду, и летом его, наверное, можно разобрать. Пещера находится почти на самом водоразделе, и потому потенциал по глубине у нее немаленький. Что-то должно быть, не может такой крупный колодец так сразу закончиться… Не хочется в это верить.

    Базарова Е.

    Категория: 2009 | Добавил: romash-ka6200 (02.06.2010) | Автор: Базарова Екатерина
    Просмотров: 728 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Сделать бесплатный сайт с uCozCopyright Arabika © 2019